Конкурс эссе. Работа победителя
Экспорт российского образования
Экспорт российского образования в первую очередь - это инструмент. Но также он является трендом последнего пятилетия, который сейчас активно реализуется. И данный тренд, безусловно требует осмысления и понимания. Необходимы новые формы, новые методики принятия, для того, чтобы отобрать лучших абитуриентов. И от того, как выстроят данные механизмы, будет зависеть уровень успеха.

Всего лишь 6-8 миллионов студентов в мире – мобильная группа, которая оставляет свои юрисдикции и переезжает в другие страны мира. Это особая фракция людей. У них есть 3 атрибутивные характеристики: они спокойно говорят на английском, у них есть деньги переезжать учиться в другую страну и они успешно окончили среднюю школу, поэтому востребованы. Это те студенты, которые потом определяют научное и социогуманитарное развитие тех стран и территорий, куда приезжают учиться. Поэтому экспорт образования является важной часть той политики, которая должна вести каждая страна.

В современном мире одной из наиболее экспортных статей становится система образования. Востребованность российского образования прослеживается в тех странах, где уровень образования ниже, чем в России. Очевидно, что основной спрос формируется среди русского мира. Например, страны, жители которых говорят на русском языке и могут учиться в Российской Федерации, и чей образовательный продукт более низкого качества в вузах. Особенно активно это начало проявляться в период пандемии, когда ВУЗы начали переходить на дистанционное образование, и абитуриентам стало всё равно куда поступать (будь это местный или средний московский университет). Огромное количество абитуриентов начало рассматривать онлайн обучение в России, начиная с 2020 года. Поэтому нужно интегрировать успешный образовательный контент в наши учебные программы.

Но как можно говорить о конкурентоспособности отечественного образования на международном рынке? Ведь те, кто живут в странах, где уровень образования ниже, они в период пандемии получили доступ не только к российскому образованию, но и к глобальному рынку образования, в том числе и европейского, и американского образования. И если мы посмотрим рейтинги, то отечественных ВУЗов там совсем немного. Существует огромный разрыв между присутствием там американских, китайских, европейских, корейских университетов.

Для того, чтобы говорить об экспорте образования, сначала нужно понять, для чего иностранные студенты выбирают зарубежное образование. Да, для России это очень светлая перспектива, потому что мы находимся на пути вступления в открытое международное образование. Это связано с тем, что уровень интеграции российского образования в мировую систему достаточно низок. Поэтому перед нами довольно-таки много горизонтов. Можно органично влиться в электронное образование и полноценно стать участниками международного рынка образования. Для этого, конечно же, необходим качественный подход к понятию экспорта образовательных услуг и к всесторонней, планомерной и непрерывной интеграции нашего образования в мировую систему.

Считаю, что одним из ключевых фактором является курс рубля. Когда он подрастёт - это может стать невыгодным, потому что абитуриент всегда находится в поиске между качеством и ценой. И с учётом того, что всё переходит в цифру, существует понимание, что получать российское образование необходимо с учетом того, что здесь есть большое количество дипломов, которые признаются в других странах. Поэтому абитуриент становится перед глобальным выбором, – в какой вуз пойти.

Стоит обратить внимание на рынок СНГ, Китая, Африки - он довольно комфортный для России. Но насколько мы готовы конкурировать на данных площадках? Это довольно тяжело. Во многом это связано с культурными особенностями. Во-первых, большинство стран дальнего зарубежья учатся в РФ по квотам на определенные специальности. Это такой государственный спрос отправляющей стороны на российское образование, поскольку самостоятельно они не могут подготовить специалистов, но нельзя сказать, что это постоянный поток. Получается так, что с дистанционными технологиями выйти можно, но контент должен быть очень сильно адаптирован. Для реализации такого проекта нужна технологическая фишка, технологическая история в образовании.

Дистанционное образование показало, что классический подход к образованию устарел. То есть просто доставка контента через видеосвязь не работает. Нужны такие технологические подходы по доставке содержания образования студенту, чтобы данная информация усваивалась, а студента можно было контролировать без возникновения демотивации.

Думаю, что это направление будет активно развиваться, и, конечно же, качество контента – оно будет постоянно расти, но технологии доставки этого контента – потенциал для роста. Можно будет делать адаптированный контент под отдельный регион разбавляя его уникальны контентом (специализированными вузами с уникальными знаниями).
Экспортом, в данном случае, будет являться часть образовательной программы, передаваемой в другой университет. Поскольку такой рынок уже существует, то я предполагаю, что количество подобных маркетплейсов будет только расти.

Единственный вариант конкурировать – с помощью технологии доставки, а не с помощью контент. Поскольку наши разработчики не самые плохие - виден прогресс. У нас есть русскоязычный контент, есть базовые технологии доставки – это прекрасно

Спрос на российское образование нужно формировать, но выходить нужно тоже с красивым продуктом. У нас в отличие от многих других стран есть примерно 200 млн человек. Вокруг есть ещё много стран, которые готовы поглощать наш продукт. Им нужен хороший таргетированный продукт, может быть, совместно с их вузами, но он должен быть технологичным изначально.

По хорошему, в России должны быть созданы образовательные маркетплейсы, например, российско-узбекский маркетплейс, и вообще, маркетплейс СНГ, где абитуриенты будут иметь возможность выбора между программами, не меняя свою юридическую принадлежность к конкретному вузу.

Какие же, на мой взгляд, существуют проблемы по экспорту?

ВУЗам необходимо обратить внимание на подготовку программ на иностранных языках, а это значит, что нужно адаптировать каналы коммуникации, построить необходимое количество корпусов для проживания, уделить внимание обучению преподавателей иностранным языкам. Информация должна быть интересно представлена для своей аудитории, без каких-либо ошибок. Если мы говорим об иностранном студенте, например, арабском, который хочет приехать в Россию, чтобы выучить язык и продолжить обучение, то для него будет важно, чтобы на сайте университета именно на его языке была представлена актуальная основная информация.

В процессе обучения, конечно же, должна быть возможность подрабатывать. Например, иностранец хочет трудоустроиться. Это должно быть возможно в рамках университета. Также по закону разрешается совмещать учёбу с работой. Важно сохранять баланс, поскольку иностранцы в первую очередь приезжают получать образование, а потом всё остальное. Но по большей части сейчас есть большие проблемы с трудоустройством ещё и потому, что данный вопрос в России весьма стереотипизирован. Дело в том, что мы как действующие лица российского образования всё ещё закрыты для общества и мало транслируем реальность. То есть, говоря о социальных сетях и о сайтах университетов, очень часто приходится сталкиваться с тем, что вся информация представлена в полной мере только для местных студентов. Для иностранцев это не показательно ни для будущего студента, ни для преподавателя, который может быть хотел бы устроиться работать в России. Поэтому есть весьма ограниченное количество вузов, которое понимает, какая информация нужна иностранцам, желающим ознакомиться с университетом через его интернет-платформу. Благо, нынешние программы финансирования и субсидирования рейтингового и информационного продвижения университетов на мировой арене позволяет им активнее и стремительнее адаптироваться к тому, что нужно, а не к тому, к чему привыкли. Нужно понимать, что иностранным студентам сложно взаимодействовать в период пандемии без контакта с преподавателями, без контакта с коллегами-студентами, поскольку именно в ходе живой дискуссии, можно действительно понять большой объём информации.
В то же время, онлайн-режим он хоть и непривычен для нас, но он открывает гораздо больше возможностей. Вопрос встаёт в том, чтобы система онлайн-обучения, которая есть в университете – она была понятна. Особенно для тех, кто поступил в период пандемии в режиме онлайн, кто не приезжал физически в университет. Мне хочется видеть, как данные инструменты, направленные на развитие экспорта образования, начнут реализовываться. Хочется, чтобы субъекты федерации, усиливая концентрацию с вузами тоже развивали и применяли инструменты в своей практике.

Автор: Лана Мамаладзе
г. Волгоград